22 апреля 2014

Интервью Э.В.Митрофановой: "Никто не собирался исключать Петербург"



 




Наша страна отмечает 60-летие вступления в ЮНЕСКО. Как Россия из бедного родственника превратилась в международного донора и ждать ли появления новых российских адресов в списке всемирного наследия, "Огоньку" рассказала Элеонора Митрофанова, постоянный представитель России в ЮНЕСКО


— Что вы считаете самыми серьезными достижениями за эти годы совместной работы?


— Понимаете, очень сложно говорить только о достижениях, когда дело касается нашей страны и ее сложной истории взаимоотношений с ЮНЕСКО. Надо помнить, что когда мы в 1954 году вошли в ЮНЕСКО, это было другое время, и тогда задача Советского Союза заключалась в пропаганде советского образа жизни, подхода к культуре, науке и образованию. Конечно, с вступлением СССР ЮНЕСКО стала в значительной степени политизированной организацией.


Но и для ЮНЕСКО вступление Советского Союза было важным событием. Как бы кто в то время ни относился к СССР, невозможно было не признать высокого уровня образовательной системы, культуры и науки. И именно это открывало пути для обоюдовыгодного сотрудничества. ЮНЕСКО предоставила нам свою площадку для сотрудничества с другими государствами в области, например, науки.


В качестве примера можно назвать океанографию. СССР имел большой исследовательский флот, и наши ученые активно участвовали в работе Межгосударственной океанографической комиссии ЮНЕСКО, которая занимается изучением процессов в Мировом океане. Благодаря ЮНЕСКО, в то время советские специалисты получили возможность активно участвовать в международных программах.


Однако времена менялись. В первые годы после распада СССР ситуация, как вы помните, была очень тяжелая, и Россия, как правопреемница СССР, оказалась в сложной финансовой ситуации. У нас были огромные проблемы: Академия наук не получала денег, в тяжелом состоянии были Ленинская библиотека, Эрмитаж, Большой театр и т.д. И в этот момент ЮНЕСКО нам оказала огромную помощь.


— Материальную?


— И материальную тоже, но не только. Тогда, например, Академии наук была оказана существенная помощь, в том числе финансовая. Но главная форма содействия со стороны ЮНЕСКО — это высокопрофессиональные консультации специалистов мирового уровня. Вспомним реставрацию Большого театра, которая недавно закончилась. Там с самого начала работали эксперты ЮНЕСКО. Также эксперты принимали участие и в реконструкции Эрмитажа, Российской государственной библиотеки.


Россия также вносит весомый вклад в работу ЮНЕСКО, благодаря своему богатому, порой уникальному экспертному и научному потенциалу. Практически везде участвуют наши специалисты. Сегодня можно говорить лишь о единицах программ ЮНЕСКО, в которых мы не участвуем.


— Мы сейчас, как 60 лет назад, пропагандируем свои ценности?


— ЮНЕСКО все-таки в первую очередь нормотворческая организация. Например, именно здесь формируются требования к качеству образования и его доступности для всех. Россия, например, активно участвует в программе "Информация для всех", которая регулирует вопросы оцифровки всех архивов, библиотек и занимается вопросами обеспечения открытого доступа к этой информации.


ЮНЕСКО — это вообще-то сеть, обширная сеть по самым разным направлениям деятельности, и мы занимаем в ней заметное место: в России действуют 56 университетских кафедр ЮНЕСКО, 291 ассоциированная школа, 32 клуба ЮНЕСКО. В России расположены 25 объектов Всемирного природного и культурного наследия и 39 биорезерватов. Девять памятных документов вошли в список программы ЮНЕСКО "Память мира".


— А можно я верну вас в политику? Ожидается, что этим летом Россия добавит два новых пункта к нашему Списку всемирного наследия ЮНЕСКО — Булгар и кремли в Астрахани, Пскове, Угличе. События на Украине этому не помешают?


— На самом деле, речь сейчас идет об одном объекте — это Булгар. Вот посмотрим, что скажут консультационные органы, которые оценивают материалы, представленные на обсуждение. Пока они еще не дали своего заключения, но мы очень рассчитываем на положительный ответ. В прошлом году нам рекомендовали доработать досье, что и было сделано. Насколько успешно, время покажет.


— Скажите, вы будете включаться в дискуссию по поводу возврата скифского золота в Крым?


— Я думаю, это совершенно не вопрос ЮНЕСКО. Насколько я знаю, крымские музеи напрямую вывозили эти коллекции в Нидерланды, а Министерство культуры Украины являлось только гарантом. Поэтому в первую очередь Россия заинтересована (и об этом говорили и министр культуры, и директор Эрмитажа), чтобы это золото вернулось в крымские музеи. А уж как юридически это будет происходить, вопрос юристов.


— На юбилее ЮНЕСКО в Париже выступает наш хор имени Пятницкого. Почему именно он?


— Знаете, в ЮНЕСКО больше всего любят народные ансамбли. Вообще, по своим культурным привязанностям ЮНЕСКО — это антиглобалистская организация, поскольку сердцевина ее деятельности в области культуры — это культурное и языковое разнообразие.


— И все-таки, на ваш взгляд, каково место нашей культуры в этом большом мире?


— Россия традиционно играет большую роль в мировой культуре, не только благодаря всемирно известным писателям, поэтам, композиторам и художникам, чьи произведения стали всемирной классикой, но и по-прежнему сильному художественному образованию и воспитанию, нашей школе в различных областях искусства.


Вот, например, недавно итальянцы представляли замечательного танцовщика Роберто Болле, который исполнял всю нашу классику — Чайковского, Прокофьева, давно ставшую мировой. Мало того, он практически воспитанник нашей школы, потому что его заметил в свое время наш великий танцовщик Михаил Барышников, у которого в классе и совершенствовал мастерство Роберто Болле.


В апреле всемирно известному российскому пианисту Денису Мацуеву генеральным директором организации было присвоено звание посла доброй воли ЮНЕСКО. Это достаточно полно отражает отношение к нашей культуре.


— Элеонора Валентиновна, время от времени возникают тревожные разговоры: то грозятся Санкт-Петербург исключить из списка ЮНЕСКО, то Кремль. Такие угрозы действительно есть?


— В этом вопросе очень много спекуляций. Часто используются сознательные вбросы дезинформации. Никто не собирался исключать Санкт-Петербург из Списка всемирного наследия, тем более Московский Кремль.


— То есть до процедуры исключения дело не дошло?


— Нет, конечно. Санкт-Петербург включили в Список всемирного наследия в 1989 году, в то время были другие требования. Санкт-Петербург — это самый крупный объект всемирного наследия, целый город. А дальше, во-первых, город развивался, а во-вторых, у ЮНЕСКО появились другие, более строгие требования. Поэтому начали говорить об уточнении границ. Для любого развивающегося города, тем более объекта всемирного наследия, оптимальный баланс между консервированием старины и созданием нового — ключевой вопрос. Руководство Санкт-Петербурга очень взвешенно подходит к вопросам модернизации, да и общественность там очень сильная — резких действий не допустит.


Сейчас границы города уточняются вместе с экспертами ЮНЕСКО. Конечно, если бы был построен "Охта-центр", угроза исключения стала бы реальной. ЮНЕСКО достаточно жестко высказалась по этому поводу.


— Вы в этой ситуации стояли на позиции ЮНЕСКО или на позиции России?


— Конечно, на позиции России. Хотя, естественно, мы не защищали именно "Охта-центр" и не хотели, чтобы этот объект поставил под вопрос статус Санкт-Петербурга.


— В России начался год культуры. Есть ли в связи с этим какие-то общие с Министерством культуры программы? Помогает ли вам министерство?


— Конечно, мы хорошо взаимодействуем с Министерством культуры. Многие мероприятия, которые мы проводим в ЮНЕСКО, финансирует именно Министерство культуры, в том числе нынешний юбилейный концерт. Скоро мы будем отмечать дни Славянской культуры и письменности — здесь мы тоже работаем вместе.


Беседовала Екатерина Алферьева




Объект N 26?


Досье


В списке всемирного наследия ЮНЕСКО 25 российских объектов. Добавится ли к нему Булгар?


Булгар расположен в Поволжье, на берегу Волги (Куйбышевское водохранилище), в 140 км к югу от Казани. Город основан волжскими булгарами в X веке, в 1361 году разрушен золотоордынским князем Булат-Тимуром. Затем был восстановлен, но в 1431 году разрушен воеводой Федором Пестрым, после чего был покинут жителями и более не восстанавливался.


Городище расположено около современного города Болгар в Татарстане. Раскопки на городище ведутся с 1877 года. Здесь обнаружены постройки XIII-XIV веков: Соборная мечеть, мавзолеи Северный ("Монастырский погреб"), Восточный (церковь Святого Николая), ханская усыпальница, палаты "Красная", "Черная", "Белая", "Греческая", Малый минарет, бани.