26 октября 2017

Официальный представитель МИД М.В.Захарова: о дискриминационной политике Украины


Дискриминационная политика, которую проводит украинское руководство в отношении национальных меньшинств и больших групп населения – очень серьезный вопрос, активно обсуждаемый в СМИ и общественностью, в частности, европейского континента. В СМИ в развитие этой темы появились сообщения о новых договоренностях украинских властей со своими восточно-европейскими соседями по вопросам образования на языках нацменьшинств. Столкнувшись с резким неприятием дискриминационных положений закона «Об образовании» со стороны стран-членов ЕС, киевский режим пытается сделать вид, что ничего страшного не произошло, и обещает Варшаве, Бухаресту, Будапешту, Софии и другим столицам, что образованию на их языках на Украине ничто не угрожает. Тогда у нас возникает вопрос: а кому же тогда грозит? Против кого написаны, разработаны и внедряются все эти нововведения?


Повторю, что перечисленным странам в спешном порядке даются гарантии и заверения, что их соотечественников, представителей национальностей, которые так или иначе связаны с этими странами, ситуация с языком на Украине не коснется. Получается, что все эти меры предпринимаются исключительно и только в отношении русскоязычного населения и русского языка. Как это называется? Почитайте историю XX века, особенно его первой трети. Вы найдете массу всего похожего и аналогичного.


Я уже не слышу и вижу, как наши европейские коллеги посмеиваются над Москвой, когда мы заводим речь о действительно серьезном националистическом влиянии, которое сегодня просто возрастает на глазах на Украине. Раньше они действительно смеялись, говорили о том, что это придумки Москвы. Нет, это не придумки. Сейчас началась фаза активного внедрения соответствующих решений, которые имеют под собой именно националистическую почву. Еще раз говорю, можно сколько угодно собираться, объезжать столицы и заверять, что эти законы не наносят ущерб соотечественникам европейцев, но тогда где же адекватная реакция этих европейских стран на то, что происходит? Где те вопросы, которые обычно наши европейские коллеги не стесняются задавать? Почему они не спрашивают киевский режим: против кого они используют эти законы? Как называется, когда используются законы в отношении одной конкретной этно-культурной группы, одного языка, который так распространен на Украине? Самый важный момент: язык распространен не искусственно, не путем внедрения туда людей, перенаселения или перенаправления неких групп, которые туда приезжают. Эти люди жили там исторически, из поколения в поколение, они материально, финансово и культурно инвестировали в Украину. Наука и промышленность создавались людьми, которые говорят на русском языке. Вот такими дискриминационными шагами и методами все это сейчас вытравливается с территории Украины одним конкретным политическим режимом, за которым стоят люди, вышедшие на улицу под националистическими лозунгами.


Сегодня мы об этом будем говорить много, долго и очень подробно. Если проанализировать выдвинутые за последние годы все законодательные инициативы украинской стороны, то становится очевидно, что идет целенаправленное наступление на русский язык и права русскоязычного населения Украины. Достаточно вспомнить закон «О кинематографии», позволяющий запрещать на Украине показ российских фильмов и сериалов, посвященных российским силовым структурам, а также всей российской теле- и кинопродукции, созданной после 2014 года; закон о языковых квотах на телевидении, устанавливающий минимальную 75% квоту на телевещание на украинском языке; закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно ограничения доступа на украинский рынок иностранной печатной продукции антиукраинского содержания», который фактически остановил ввоз с территории Российской Федерации печатной продукции и, тем самым, существенно ограничил право русскоязычного населения Украины на получение объективной информации на родном языке; внесение изменений в закон «О гастрольной деятельности на Украине», предписывающие получать разрешение СБУ на проведение в стране гастролей российских артистов и многое другое на уровне реализации этих положений, трактовки и конкретной имплементации всего того, о чем я говорила. Это не просто методы превентивного возможного контроля. Это методы целенаправленной культурной агрессии в отношении людей, представляющих конкретную этно-культурную группу.


Появилась практика создания так называемых «черных списков» деятелей культуры из Российской Федерации, которые, по мнению украинских властей, «создают угрозу национальной безопасности» страны. А где те самые критерии, которые определяют, создают ли угрозу деятели культуры, печатная продукция, фильмы? Возможно, это было консолидированное решение украинского государства на основе каких-то плебисцитов, формирования общественных советов, куда бы действительно входили уважаемые люди, являющиеся профессионалами в этой сфере. Ничего подобного! Все отдано на откуп одной организации – СБУ. О методах ее работы мы прекрасно знаем, в том числе о том, откуда туда рекрутируются люди, кем она управляет, какими ресурсами располагает и что не останавливается ни перед чем.


Не только въезд упомянутых мной деятелей культуры на Украину, но и само их творчество оказалось под запретом на украинской территории. Приостановлена аккредитация российских СМИ при органах государственной власти до окончания конфликта на юго-востоке Украины. Для русскоязычных журналистов создаются фактически невыносимые условия работы. Вы же видите, что происходит – это не мы придумываем: похищения, депортация, многочасовые допросы журналистов, которые говорят на русском языке. Это, например, было совершено в отношении журналиста НТВ – вашего коллеги на обычной улице Украины. Он просто делал репортаж. Его же, как в Средние века, взяли по какому-то доносу человека, который начал кричать, что он поймал чуть ли не шпиона, угрожающего национальной безопасности. Это Средневековье в самом ужасном его проявлении. Это то, что уже перешло от лозунгов в менталитет обычных граждан. За последние несколько лет путем формирования такой  законодательной базы и постоянного запугивания населения это уже стало ежедневной рутиной. Сидящие в этом зале здесь европейцы, представьте себе, что у вас на улицах Парижа, Лондона, Варшавы, Рима, Мадрида, любой другой европейской столицы стоит съемочная группа, которая делает репортаж, и вдруг кто-то из местных жителей к ней подходит, берет за руку и начинает кричать о национальной безопасности, угрозе страны и звать на помощь полицию и службу безопасности. Можете ли вы такое себе представить? В стране, которую вы так активно евроинтегрировали, это происходит сейчас. Если бы это происходило с обратной динамикой, шло не по нарастающей, а было бы ниспадающим явлением той самой майданной атмосферы, которая бы понемногу улеглась, это еще хоть как-то можно было бы понять. Но все происходит с точностью до наоборот, все только усиливается. Чем больше мы уходим от времен незаконного свержения власти путем «воли толпы», как это говорили нам, тем больше беззакония происходит на улицах не только Киева, но и других городов этого государства. Неужели это никто не замечает?


Действия киевских властей свидетельствуют о том, что страна фактически скатывается к тоталитаризму и превращается в полицейское государство. Только не полицейское государство, которое призвано консолидировать власть в сложный момент, а государство, где полицейские вообще не ориентируются на закон. Вот что страшно. Если раньше тот самый пресловутый полицейский ориентировался на мнение неких майданов или общественных проявлений, т.н. «гласа народа», хотя это вообще далеко от представления о демократии, то теперь это ушло в какую-то историческую вечность. Ни закон, ни общественный контроль никоим образом не влияет на то, что творится на Украине. Консолидация этих карательных возможностей, мер и ресурсов происходит без какой-то опоры на законность в принципе.


Основной закон страны – конституция, которая гарантирует права граждан на свободное развитие, использование и защиту русского языка и языков нацменьшинств, просто попрана, «загнана в угол». На нее уже никто не ссылается. Естественно, это делается в угоду сиюминутных популистских настроений радикальных националистов. Для кого-то это все еще остается секретом? Можно ли расценивать такое руководство страны как надежного партнера на международной арене? Опять же, задаю этот вопрос нашим европейским коллегам, которые все время на протяжении этих нескольких лет жали руку, принимали на высшем уровне, организовывали все возможные пиар-акции для поддержки этого режима.  Отдаете ли вы отчет, кого поддерживаете и что эти люди,  используя вашу поддержку, творят в своем собственном государстве? Если вы считаете это нормальным, порвите все европейские хартии и конвенции, защищающие права человека. Надо выбирать – либо вы поддерживаете людей, которые вообще не имеют представления о правах человека, смеются над правами и над вами, либо вы выбираете законность и право, но тогда без двойных стандартов.


В этой связи мы рекомендовали бы польским, венгерским, румынским и прочим коллегам, которым Киев сейчас много чего обещает в виде неких адресных изъятий из закона об образовании, не доверять обещаниям киевской администрации. Просто приведу один пример. Они не то, что обещали устно, они поставили подпись под Минскими договоренностями. Весь мир следил,  как много часов они вырабатывались. Под ними стоят подписи Президента России В.В.Путина и президентов двух крупнейших европейских держав (Германии и Франции). Киев их выполняет? Вы реально считаете, что устно пообещав некие изъятия, послабления для тех же самых венгров и других народностей, они будут это выполнять? Там может поменяться один человек в каком-нибудь местном совете, придет новый и скажет, что вообще не слышал ни о каких таких договоренностях. Они вас обманут, и сделают это не в первый раз, как они это делали на протяжении нескольких лет по многим направлениям. Как они сделали с финансовой помощью, которую обещали пустить на антикоррупционную борьбу, а на самом деле тут же переводили на европейские счета. Все об этом знают. Какой закон о языке? Такие дела  творятся. Обманут, как делают это постоянно.


Беспардонная, грубая политика насильственной украинизации подрывает особую языковую многоукладность и специфичность украинского общества. Ведь многонациональность – это богатство Украины. Они никак не могут этого понять. Это не их проблема. Это то, что является основой основ их общества. Они своими собственными руками подрывают этот многокультурный фундамент своего общества. Но делают они это не сами. Мы же прекрасно понимаем, кто за этим  стоит, кто бесконечно финансирует  болезненное восприятие обществом языковой проблемы, которая не является проблемой, но ее в таковую превращают.


Такая насильственная ассимиляция идет вразрез с европейской концепцией «жить вместе в разнообразии». Сколько раз мы видели эти замечательные слова, сколько раз нам их цитировали. Посмотрите, как все это реализуется на Украине.  Есть за последние несколько лет хоть один пример, чтобы это «жить вместе в разнообразии» где-то сработало на территории Украины? Все это абсолютно не соответствует общеевропейским ценностям многообразия и толерантности, которые Запад нам все время пытается привить, я уже не говорю про демократию и правозащитные стандарты - их там просто нет. Печально, что это глобальное наступление на права человека на Украине происходит при молчаливом бездействии европейских структур и организаций, которые и являлись всегда основными покровителями майданных властей.


Где же принципиальность? Немного пообещали, что-то пошептали, привезли какую-то бумажку и все? Это и есть та самая европейская принципиальность при отстаивании прав человека? Смешно. Еще раз призываем международные правозащитные структуры пристально следить за происходящим на Украине, оперативно и жестко реагировать на нарушения прав всех без исключения национальностей, проживающих на Украине.


Но это не все, о чем бы я хотела сказать в этом контексте. Мы  неоднократно заявляли, что действия руководства Украины идут вразрез с основополагающими принципами, закрепленными в документах ООН, ОБСЕ и Совета Европы. Очевидно, что за нынешними попытками Киева договориться с государствами Евросоюза стоит не забота о положении представленных в стране национальных меньшинств, а стремление каким-то образом приукрасить эту ситуацию, сохранить то самое расположение, в том числе и  Брюсселя, которым всегда пользовались.


Особый интерес для нас представляет позиция ряда стран ЕС, о которых я сегодня говорила и представители нацменьшинств которых затронуты его действием, а также «европейских институтов». Будут ли они до конца отстаивать те ценности, о которых так много говорят, или пойдут на сделку с киевским режимом, довольствуясь послаблениями для «своих» диаспор?


В случае, если в соответствующих странах Евросоюза удовлетворятся подобным селективным подходом Киева, то дискриминация представителей других народов, проживающих на территории Украины, и, прежде всего, русских, будет откровенным и сознательным нарушением конвенций ЕС и пресловутых европейских ценностей. Ответственность за это ляжет не только на Киев, но и на столицы стран Евросоюза, в первую очередь, на Брюссель.


Говоря на эту тему, я хотела бы отметить статью профессора Института политических наук Венского университета Д.Зегерта, которая была  опубликована авторитетным австрийским журналом «Дер Штандарт».


Автор отмечает, что новый украинский закон об образовании, призванный упрочить позиции государственного языка за счет т.н. языков национальных меньшинств – румынского, венгерского, молдавского, польского и русского (ничего себе меньшинство!) лишь подогревает политический конфликт в стране. Ведь все мировое сообщество призывает всех участников-подписантов Минских договоренностей выполнить их. А теперь сравните то, к чему призывает этот закон, и что нам необходимо увидеть в конце реализации Минских договоренностей. Это суть разные вещи. Они противоречат друг другу.


Согласно приведенных Д.Зегертом исследований, русский язык используется населением Украины в повседневной жизни немногим реже, чем украинский и никак не может быть приравнен к языкам нацменьшинств, проживающим на территории страны. По-моему, это очевидно. Но что самое фантастическое, теперь это очевидно для целого ряда образованных людей в Европе, которые начинают об этом бить во все колокола и каким-то образом привлекать к этому внимание. Но как будто в Брюсселе этого не видят.


Вынуждены согласиться с мнением профессора, что продвигаемый украинскими националистами закон об образовании является лишь очередной попыткой разобщения украинского общества, направленной на укрепление в нем националистических настроений, и не соответствует «европейским» целям Украины.


Разделяем убежденность автора в том, что желание националистов изъять русский язык из общественной жизни посредством принятия закона об образовании, выдает их стремление скрыть следы исторической общности Украины и России, людей, которые проживали и проживают в обеих странах.


Хотели бы отметить, что в Европе все чаще появляются исследователи, такие как Д.Зегерт, которым, как и нам, очевидно, что действия украинских властей не служат цели внутренней консолидации общества Украины, а лишь усложняют этот процесс.


Пункт 4 статьи 7 Закона Украины «Об образовании» определяет, что «в учреждениях образования в соответствии с образовательной программой могут преподаваться одна или несколько дисциплин на двух или более языках - на государственном языке, на английском языке, на других официальных языках Европейского союза».


Данное положение, по сути, запрещает введение в украинских образовательных институтах обучения дисциплин на русском и молдавском языках, которые не относятся (в отличие от венгерского, польского и румынского) к официальным языкам Европейского союза.


Неужели нет ни одного эксперта в Брюсселе (ведь на них тратится такое огромное количество денег), который может сказать, что это есть прямая дискриминация не одного, не десятерых, а тысяч людей? Неужели ни у кого нет смелости, профессиональной гордости, достаточного экспертного уровня, чтобы сделать экспертное заключение? Я отказываюсь в это верить. Каждый год проходят десятки, сотни конференций, круглые столы, приглашаются неправительственные организации. Они что-то вычисляют, показывают какие-то диаграммы. Это не нарушение и попрание прав человека, это прямая дискриминация, забвение прав человека и всего объема и массива международно-правовых документов, которые призваны сохранять и ограждать права человека от безумия, которое сейчас творится на Украине.


Наряду с другими ограничениями, введенными украинским законом об образовании, п.4 статьи 7 подчеркивает его дискриминационную суть и ассимилятивную направленность, подтверждая нарушения Украиной своих международных обязательств в соответствии со следующими документами.


Хотела бы в очередной раз перечислить международно-правовые акты, под которыми стоят подписи (как нам всегда говорили) цивилизованных стран, которые грубо нарушаются комплексом мер, предусмотренных киевским режимом в новом законе.


 


Всеобщая декларация прав человека (1948 г.)


Статья 7


Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.


Статья 26


3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.


 


Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.)


 


Статья 8. Право на уважение частной и семейной жизни


1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.


2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.


Статья 14. Запрещение дискриминации


Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.


 


Протокол №1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1952 г.)


 


Статья 2: Право на образование


Никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при осуществлении функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которые соответствуют их религиозным и философским убеждениям.


 


Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования (1960)


Статья 1


1. В настоящей Конвенции выражение «дискриминация» охватывает всякое различие, исключение, ограничение или предпочтение по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений,


национального или социального происхождения, экономического положения или рождения, которое имеет целью или следствием уничтожение или нарушение равенства отношения в области образования, и в частности:


a. закрытие для какого-либо лица или группы лиц доступа к образованию любой ступени или типа;


b. ограничение образования для какого-либо лица или группы лиц низшим уровнем образования;


c. создание или сохранение раздельных систем образования или учебных заведений для каких-либо лиц или группы лиц, помимо случаев, предусмотренных положением Статьи 2 настоящей Конвенции; или


d. положение, несовместимое с достоинством человека, в которое ставится какое-либо лицо или группа лиц.


2. В настоящей Конвенции слово «образование» относится ко всем типам и ступеням образования и включает доступ к образованию, уровень и качество обучения, а также условия, в которых оно ведется.


 


Протокол № 12 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (2000 г.)


Статья 1


Установлено, что пользование любым правом, установленным законом, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам.


 


Европейская хартия региональных языков и/или языков меньшинств (1992 г.)


Статья 7. Цели и принципы


1. Участники осуществляют свою политику, законодательную и практическую деятельность в отношении региональных языков и языков меньшинств, на территориях, где такие языки используются, и в соответствии с положением каждого языка, основываясь на следующих целях и принципах:


d) содействия и/или поощрения использования региональных языков или языков меньшинств в устной и письменной речи, в общественной и личной жизни;


f. обеспечения надлежащих форм и средств для преподавания и изучения региональных языков или языков меньшинств на всех соответствующих стадиях;


g. создания условий, позволяющих лицам, не говорящим на региональном языке или языке меньшинства и живущим в районе, где он используется, изучать его, если они того пожелают;


2. Участники обязуются устранить, если они этого еще не сделали, любые неоправданные различия, исключения, ограничения или преференции, относящиеся к использованию регионального языка или языка меньшинства и имеющие целью сдержать либо поставить под угрозу его сохранение или развитие. Принятие специальных мер в отношении региональных языков или языков меньшинств в целях содействия достижению равноправия между лицами, пользующимися этими языками, и остальным населением, или в которых должным образом учтены их особенности, не рассматривается в качестве деятельности, направленной на дискриминацию в отношении лиц, пользующихся более распространенными языками.


 


Рамочная Конвенция СЕ о защите национальных меньшинств (1995 г.)


Статья 6


1. Стороны поощряют дух терпимости и диалог между культурами, а также принимают эффективные меры по содействию взаимному уважению, взаимопониманию и сотрудничеству между всеми лицами, проживающими на их территории, независимо от их этнической, культурной, языковой или религиозной принадлежности, особенно в области образования, культуры и средств информации.


2. Стороны обязуются принимать все надлежащие меры для защиты лиц, которые могли бы стать жертвами угроз или актов дискриминации,


враждебности или насилия по причине их этнической, культурной, языковой или религиозной принадлежности.


Статья 10


1. Стороны обязуются признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право свободно и беспрепятственно пользоваться языком своего меньшинства устно и письменно в частной жизни и публично.


Статья 13


1. В рамках своих образовательных систем Стороны признают за лицами, принадлежащими к национальному меньшинству, право создавать и управлять своими собственными частными учреждениями в области образования и обучения.


Статья 14


1. Стороны обязуются признавать за любым лицом, принадлежащим к национальному меньшинству, право изучать язык своего меньшинства.


2. В районах традиционного проживания, а также там, где лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, составляют значительное число, Стороны, в случае достаточной потребности в этом, стремятся обеспечить, насколько это возможно и в рамках своих образовательных систем, чтобы лица, принадлежащие к этим меньшинствам, имели надлежащие возможности изучать язык своего меньшинства или получать образование на этом языке.


Все это укрепляет нас в мысли, что украинский закон «Об образовании» прежде всего удар по огромной русскоязычной общине, проживающей на Украине. Последствия многообразны и их будет множество. Попытки проводить политику «двойной дискриминации» русского языка - не только по отношению к украинскому, но и другим языкам национальных меньшинств, проживающих в этой стране, просто вопиющи. Напоминаем Киеву, что в соответствии с нормами международного права нацменьшинства должны находиться в одинаковом положении, их права должны гарантироваться властями в полном объеме и в равной степени. Но мы это повторяем не только и не столько для Киева, потому что знаем, кто за ним стоит. Мы говорим это в первую очередь нашим западным коллегам. Кроме того, хотели бы им напомнить (если они ведут подобные переговоры с Украиной) о необязательности и своенравии администрации, которая сейчас управляет Украиной. Сегодня они могут пообещать одно, особенно устно, а завтра сделать прямо противоположное. Вы много раз становились свидетелями подобного поведения.


Нас многие спрашивают о том, что мы в Москве постоянно защищаем права русского языка на Украине, но почему-то мы не видим протестных акций, митингов, какого-то движения, которое бы говорило, что есть такая проблема. Для тех, кто протестных акций не заметил, хотела бы напомнить о том, с какими основными лозунгами и  требованиями начали выступать люди, населяющие юго-восток страны, в частности, Донбасс. Перечитайте, о чем непосредственно они говорили.


Вы считаете, что те, кто сейчас находится на Украине, не выходят на митинги и протесты, потому что они не хотят или потому что согласны с этим? Ничего подобного. Просто потому, что они до смерти запуганы, им один раз показали на примере Одессы, что с ними будет– их могут сжечь, расстрелять, они могут не просто лишиться жизни, но потом на протяжении нескольких лет судебные органы будут глумиться над их родственниками, над их памятью, их же и обвиняя, что они чуть ли не сами себя сожгли. Им дали этот пример. Все это опять же происходило при полном молчаливом согласии на это беззаконие со стороны западных коллег, партнеров и  спонсоров майданных процессов. Они боятся, они запуганы. Журналистов, которые имеют заграничные паспорта и охранную грамоту от их государств, которые будут готовы биться за них до конца, арестовывают уже в аэропорту по прилету. Разве это происходит только в отношении российских журналистов? То же самое происходит и с европейскими журналистами. А люди, которые не имеют никаких других паспортов, кроме паспорта гражданина Украины? Вы считаете, что они железные? Сколько над ними можно издеваться? Их запугали до смерти, они слово боятся сказать. Они видят, что было с Одессой, с О.Бузиной, с другими российскими и украинскими журналистами, которые, не поддерживая России, просто имели с точки зрения киевского режима наглость иметь альтернативную точку зрения. Да, идут процессы. Они пишут письма, пытаются выступать, но они прекрасно понимают, что будет, если хотя бы двадцать, сто или пятьсот человек выйдет на улицы. К ним уже сегодня вечером домой вломятся люди в черных масках с соответствующей символикой, которую тоже никто на Западе якобы не видит. Их просто размажут, убьют, сожгут, им будут мстить. Неужели это никто не понимает?