Постпредство РФ при ЮНЕСКО

21 декабря 2017

Официальный представитель МИД М.В.Захарова: о воспрепятствовании деятельности российского журналиста во Франции


18 декабря сотрудники Администрации Президента Франции Э.Макрона отказали корреспонденту «РИА Новости» В.Ивановой, имеющей соответствующую аккредитацию для работы в стране, в доступе к открытому для прессы протокольному мероприятию, проходившему на территории Елисейского дворца. Российского журналиста лишили возможности выполнить редакционное задание, а именно – подготовить репортаж о вручении верительных грамот новым Послом России во Франции А.Ю.Мешковым. То есть это мероприятие было непосредственно связано с Российской Федерацией.  


Отметим, что это далеко не первый случай воспрепятствования профессиональной деятельности сотрудников российских СМИ со стороны французских властей. Более того, вокруг наших новостных ресурсов формируется откровенно враждебная общественная атмосфера. Не прошло и дня с момента получения телеканалом «Раша Тудэй» лицензии на вещание во Франции, как некий конгломерат общественных деятелей страны обратился к руководителю Высшего совета по аудиовизуальным средствам страны О.Шрамеку с просьбой отозвать лицензию. Этому предшествовал осуществленный в августе демарш президентской партии «Вперед» с призывом к французским СМИ «прекратить систематически распространять информацию, предоставляемую «Раша Тудэй»  и «Спутником».


Есть два момента, на которые я бы хотела обратить внимание. Первый момент. Очевидно, откуда идет сигнал – от государства в лице Президента Франции Э.Макрона. Все объяснения, которые даются по этому поводу, в том числе по дипломатическим каналам, сводятся к одному – к цитате заявления   Президента Франции Э.Макрона, которое он сделал в отношении «Раша Тудэй» и «Спутник», а также журналистов, которые работают на этот медийный концерн. Еще раз хотела бы сказать, что речь идет о позиции главы исполнительной власти во Франции в отношении журналистов, которые работают в этой стране на законных основаниях. Разве это не является примером грубейшего вмешательства государства в работу СМИ?


Второй момент – письма общественности с требованием закрыть СМИ и не дать ему работать. Как по команде было подготовлено это письмо. На чем оно основано? Опять же по стилю и духу оно строится на той самой цитате из заявления Президента Франции Э.Макрона.    


Более того, в своем коммюнике от 2 ноября французское представительство при ОБСЕ прямо заявило, что наличие аккредитации у иностранных журналистов не ведет автоматически к допуску на официальные мероприятия – необходимо персональное приглашение. Это мероприятие с участием российского Посла, который пришел на соответствующую официальную церемонию, но не имел возможности поделиться своими оценками и комментариями с российскими СМИ. В свою очередь это пресловутое приглашение не обязательно должно выдаваться представителям российских СМИ, прежде всего «Раша Тудэй» и «Спутнику», поскольку – и опять цитируется заявление Президента Франции Э.Макрона – « эти СМИ не являются СМИ, а представляют собой структуры влияния и пропаганды, пропаганды иностранной». А можно тогда разъяснить, на основе каких критериев было сделано это заключение?


Мы неоднократно говорили с французскими представителями и задавали им вопросы, поднимали эту тему в ходе общения с г-ом А.Дезиром, который представляет соответствующее подразделение ОБСЕ, занимающееся свободной слова. Мы задали ему вопрос, есть ли в рамках ОБСЕ на европейском пространстве какой-то механизм, который мог бы экспертно и компетентно дать заключение о том, является ли СМИ СМИ либо это пропагандистский ресурс и в какой пропорции это должно учитываться? Нам был дан ответ, что такого механизма и критериев просто не существует. Тогда на чем делает свои заключения Президент Франции Э.Макрон? 


Мы рассматриваем такие шаги как очевидное пренебрежение Францией своими обязательствами в сфере свободы СМИ.


Независимо от того, является ли такая политика единоличным решением Парижа или элементом реализации общеесовского проекта по противодействию России в информационной сфере, такие действия не останутся без реакции с российской стороны.


Я бы хотела задать один вопрос своим французским коллегам. Если бы такое же отношение французские СМИ почувствовали на себе со стороны российских властей, какова была бы реакция Парижа и международного сообщества? Мы очень надеемся получить ответ на этот вопрос.  


Мы исходим из того, что любые политически мотивированные ограничения работы СМИ, а именно так квалифицировали бы действия французских властей, заслуживают внимания специализированных международных институтов. Мы вновь, призываем представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, кстати говоря, гражданина Франции, А.Дезира публично прокомментировать произошедшее.


Я очень надеюсь, что его страновая принадлежность не помешает ему выполнять функции представителя международной организации по свободе СМИ.